Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил Бесплотных. Архангелов Гавриила, Рафаила, Уриила, Селафиила, Иегудиила, Варахиила и Иеремиила

Архангил Михаил- военачельник, вождь Небесного воинства, поставленный Богом как верный его служитель. Архангил Михаил, обладающий великой духовной силой, во время падения и отступления денницы собрал всех оставшихся верными Богу Ангелов и велегласно воскликнул: “Вонмем (будем внимательны)! Встанем добре пред Творцом и не будем думать о том, что противно Богу нашему!” Михаил и Ангелы его брань сотвориша со змием, и змий брася и ангелы его, и не возмогоша, и места не обретеся им ктому на небеси (Откр. 12,7-8). И спал сатана вместе с мятежными ангелами с неба, как молния. «Вонмем и уразумеем,- снова взывал Архангел всему Собору Ангелов,- что потерпели те, которые были созданы вместе с нами и доселе вместе с нами были причастниками Божественного света!» И стоя, впереди, начал с Серафимами и Херувимеми и со всеми Небесными чинами славить Пресвятую, Единосущную и Нераздельную Троицу, Единого Бога, согласно воспевая торжественную песнь: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь вся земля славы Его! (Ис. 6,3; Откр. 4,8). Таковое соединение святых Ангелов получило имя Собора Ангельского, ибо они совокупно и единогласно славят, Отца, и Сына, и Святого Духа - Святую Троицу. Все оставшиеся верными Богу святые Ангелы составили Небесную Ангельскую Церковь и пребывают в непрестенном богохвалении и служении Богу Вседержителю. По благодати Божией, они уже настолько утверждены в добре, что не могут пасть и представляют собой мир чистоты, святости, блаженства.

На иконах Архангелы изображаются в соответствии с родом их служения:
Михаил - попирает ногами диавола, в левой руке держит зеленую финиковую ветвь, в правой - копье с белой хоругвью (иногда пламенный меч), на которой начертан червленый крест.
Гавриил - с райской ветвью, принесенной им Пресвятой Деве, пли со светящимся фонарем в правой руке и зеркалом из ясписа - в левой.
Рафаил - держит сосуд с целительными снадобьями в левой руке, а правой ведет Товию, несущего рыбу.
Уриил - в поднятой правой руке - обнаженный меч на уровне груди, в опущенной левой руке - "пламень огненный".
Селафиил - в молитвенном положении, смотрящий вниз, руки сложены на груди.
Иегудиил - в деснице держит золотой венец, в шуйце - бич из трех красных (или черных) вервий.
Варахиил - на его одежде множество розовых цветов.
Иеремиил - держит в руке весы.

Слово в день праздника.
Священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской.
Если мы так часто вспоминаем о Христе, молимся Божией Матери и святым Божиим, то не гораздо ли дальше от нашего воспоминания Ангелы Божии? Мы вспоминаем о них более тогда лишь, когда воспоминает о них святая Церковь, а в прочее время воспоминание о них оставляет многих из нас и к молитвам Ангелам Божиим мы обращаемся редко.
А между тем из Слова Божия мы видим, что Ангелы непрестанно служат нашему спасению вместе со святыми людьми Божиими, даже более о нем радуются и заботятся, чем сами люди. Рождается Христос, и вместо людей, не узнавших часа пришествия к ним Спасителя их, даже не принявших Того, Кто «к своим пришел» (Ин. 1, 11), Ангелы славословят рожденного Богомладенца чудною песнью, теперь и нами с духовным восторгом повторяемою: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение». Крещается ли Христос и после крещения побеждает диавола в пустыне, опять не видим людей, которые помогали бы Христу, искушаемому в Его подвиге; вместо людей, которые потом, желая подражать подвигу Христову, уходили целыми толпами в пустыни, теперь опять одни Ангелы служат Христу (Мк. 1, 13). Страждет ли Христос в саду Гефсиманском, когда душа Его скорбит смертельно и Он молится до кровавого пота, опять нет около Него людей соскорбящих, лишь Ангел укрепляет Его (Лк. 22, 43); даже ближайшие ученики Петр, Иаков и Иоанн спят тяжелым сном, по слову еще ветхозаветного псалмопевца о Христе: Поношение сокрушило сердце Мое, и Я изнемог, ждал сострадания, но нет его, - утешителей, но не нахожу (Пс. 68, 21). Правда, Петр хочет поднять меч в защиту Христа, когда настал час Ему предану быть в руки грешников, но не такой помощи искал Христос, страждущий от людей, имея возможность для избавления Своего иметь более, нежели двенадцать легионов Ангелов (Мф. 26, 51-53). И свидетелями славного воскресения Его являются одни Ангелы, они благовествуют о воскресении разбежавшимся от страха ученикам и забывшим все глаголы Его.
А в нашей жизни как непрестанны и превосходны действия Ангелов! Ведь они постоянно желают проникнуть (1 Пет. 1, 12) в тайну нашего спасения, они, как хранители, окружают каждого из «малых сих», они радуются о каждом грешнике кающемся более, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии; для них Господь устрояет трапезу духовного веселия (Лк. 15, 6-7, 23, 32), как для друзей Своих ближних, когда кто-либо из людей, подобно блудному сыну в притче, мертв был и ожил, пропадал и нашелся. Из них Господь хочет составить единую с нами Церковь - земную и небесную, сделать нас друзьями и сожителями Ангелов. Для этого Он и сошел на землю, чтобы взять на рамо Свою заблудившуюся овцу - человеческий род и соединить ее с Ангелами, восполняя людьми лики Ангелов, отпадших вместе с сатаною.
И вот, несмотря на такое близкое и непрестанное участие Ангелов в деле нашего спасения, исполненное столь великой и заботливой любви, мы так мало их замечаем. Между тем святая Церковь наспоминает нам о них непрестанно. Не только нынешний светлый праздник и иные учредила она для особенного прославления небесных сил, но и каждый день внушает нам разные моления Ангелам, каждый понедельник особенно назначает для их прославления и для испрошения молитвенного их ходатайства. Очевидно, будучи плотью, очень мы вперяем свои очи телесные, приковываем очи самого сердца лишь к земному и видимому; оттого о небесных силах бесплотных забываем и молитвенного их ходатайства и помощи, которые они как слуги, забывающие свое небесное Величие и славу, готовы являть нам, почти не просим.
Но какой великий ущерб получается в нашей духовной жизни оттого, что мы так редко входим в духовное общение с небесными Ангелами! Ведь для человека, живущего постоянно в низинах, наполненных зловредными испарениями, так необходимо по временам переселяться на более высокое место с чистым горным воздухом; даже лечение болезни часто в том лишь и состоит, что человека посылают дышать более здоровым и чистым воздухом.
Ведь мы живем в дольней стране страстей земных, житейских, вдыхаем их зловредные, ядовитые испарения, обращаясь постоянно в низинах и безднах греха, - как же необходимо нам почаще вдыхать как бы горный, небесный воздух беспримесной святости, которым непрестанно дышат Ангелы! Мало того, ведь мы, обложенные тяжелою, ленивою, немощною и многострастною плотью, так слабы, так побеждаемся страстями плотскими, уступаем без борьбы едва не всякому натиску или приступу страстей к душам нашим. Ангелы же такою большою обладают духовною крепостию, так они удобоподвижны на добро, так легко прилетают туда, где ожидают их помощи! И как поэтому необходимо чаще возносить к ним моление, внушаемое святой Церковью: «Ангельскому поревнуем житию и мысли вперим к высоте и с ними невещественно воспоим Господа»! Поэтому-то святые угодники Божий всегда представляли в уме своем образ жизни Ангелов как совершенный образец для подражания и действительно уподоблялись им, делались «ангелами во плоти».
А как необходима нам помощь Ангелов в борьбе с духом злобы! Ведь эта борьба не «против плоти и крови» (Еф. 6, 12), то есть не с подобными нам немощными людьми, но с сильнейшими нас и коварнейшими духами злобы, невидимо всегда и всячески готовыми нам вредить. Как же не прибегнуть к помощи небесных сил во главе с Архистратигом их, чрез которого и сатана с небес, как молния, ниспал (Лк. 10, 18)?
Трудно нам прямо взойти на ту неизмеримую духовную высоту, где пребывает Бог, первый Свет, и вот Господь создал Ангелов, «свет второй», являя в них как бы посредствующую ступень, к которой гораздо легче приблизиться и нам, также носящим образ Божий: Ангелы хотя и духи, но все же создания и ближе к нам, легче для нас, плотяных, подражать им, чем непосредственно Самому Богу, всесовершенному чистейшему Духу. Легче взойти на сравнительно низшую ступень в лествице бытия, на вершине которой утверждается Сам Господь.
Но скажут, быть может, некоторые: зачем же помощь Ангелов, когда мы имеем Самого Христа Бога, Пречистую Матерь Его, Богородицу, честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим? Разве Они не всесильны, чтобы во всем помогать нам? Разве недостаточна помощь Христа, Который облекся в подобную нам плоть, чтобы, Самому быв искушенным во всем, и нам искушаемым помогать (Евр. 2, 18; 4, 15)? Да, но и Христос явился во плоти нашей для того, чтобы, снизойдя к нам, чрез то нас потом удобнее возвести на высоту небесного жития ангельского. Поэтому Он не остался на земле с плотью, но вознесся, чтобы и мы «о горнем помышляли, а не о земном» (Кол. 3, 2). И Божия Матерь по смерти вознесена с телом к Сыну Своему и Богу «в Небесная и наднебесная» , а во время земной жизни, живя во храме и уготовляясь сделаться вместилищем Бога невидимого, не в общении ли с Ангелами Она более пребывала?
Будем помнить, что «плоть и кровь» Царствия Божия наследовать не могут и что наше тело должно по воскресении измениться, стать «духовным», чтобы соделаться соучастником Царствия Небесного (1 Кор. 15, 44, 50). Значит, и жизнь Христа на земле во плоти, равно и Божией Матери, внушают нам, как необходимо стремиться к общению с миром ангельским. Конечно, Христос всесилен для того, чтобы помогать нам; но, спасая существа, одаренные свободою, не вводит Он их насильно в Свое Царство, а хочет, чтобы употребляли они и свободные усилия войти в него, чтобы сами, взаимно помогая друг другу в этих усилиях, содействовали созиданию Небесного Царства. Как же обойтись в этой борьбе за созидающееся Царство Христово без участия высшего и более крепкого воинства небесных сил?
Будем же чаще и усиленнее призывать себе на помощь Ангелов, чтобы общением с ними облегчился дух наш от отягчающих и влекущих долу страстей плотских, чтобы легче влеклось подобное к подобному - на высоту, как все легкое на земле влечется на высоту воздушную, - чтобы нам достаточно укрепиться и удержаться на этой высоте и, оторвавшись, не быть увлеченными в бездну, куда тяжестью собственного яда страстей низринулись демоны и уподобившиеся им люди.Аминь.