День Матери в Ирландии, 2014г.

Берегите своих матерей

Чтобы жить без тревог и печали
Берегите своих матерей!
Тех, которые в муках рожали,
Всё отдав для здоровья детей.

Сколько было в их жизни страданья,
Горя, слёз и бессонных ночей
От холодного к ним невниманья,
Ваших часто нелепых затей.

Подарите им ваши улыбки,
Приласкав. И увидите вы,
Как польются рекою слезинки
От большой материнской любви.

Ведь для них ничего нет дороже
Своих милых, любимых детей,
Каждый шаг ваш им душу тревожит,
Каждый вздох ваш волнует сильней.

И пускай вы давно повзрослели
И у вас уже дети свои,
Но для них вы такие же дети,
Как когда-то в те давние дни.



Материнская Любовь. А.Неесова

- Сегодня приснился мне чудесный сон. Всю жизнь буду его помнить! - сказала как-то раз утром добрая, кроткая Ксения своим сестрам.
- Расскажи, милая Ксения, что тебе приснилось, - стала просить младшая сестра Лена.
- Хорошо, все расскажу по порядку, только пойдем в соседнюю комнатку, там нам никто на помешает, - ответила Ксения.
Пошли сестры с Ксенией в маленькую комнатку, уселись поудобнее и с нетерпением стали ждать рассказа.
- Вчера мне долго не спалось с вечера, - начала Ксения. – О чем, о чем я только не передумала, и вдруг мне пришло в голову: какая на земле самая высокая, самая святая любовь. Но сколько я ни думала – решить этого не могла, да на том и заснула. Долго ли проспала, не знаю, только вижу – подходит ко мне Ангел, берет ласково за руку и говорит: «Пойдем, я покажу тебе то, о чем ты так много вчера думала.»
И вот мы пошли. По дороге нам попалась старенькая, вся врошая в землю церковь. На крыше, ярко освещенной солнышком, сидели два белых голубка и нежно ворковали. Остановился на минуту Ангел и показал мне рукой на голубков, а я подумала: «Как нежно любят друг друга эти голубки!Верно, это и есть настоящая любовь!».
Ничего не сказал Ангел и повел меня дальше.
Тут скоро мы повстречали красивую цветущую лужайку. На лужайке бегали двое маленьких деток – брат с сестрой. Поиграли – поиграли детки, нарвали цветов и сплели венки, потом обнялись и крепко – крепко поцеловались.
Снова остановился Ангел, опять указал мне рукой на деток и улыбнулся, а я подумала: «Верно, любовь между братом и сестрой и есть самая чистая, самая высокая любовь». Но, к моему удивлению, Ангел и на этот раз ничего не сказал и повел меня дальше.
Пройдя немного, мы очутились перед небольшим, но очень уютным домиком. Недалеком от домика, под развесистой старой липой, на скамейке сидела молодая чета – муж с женой, а поодаль на лужайке играли в мячик их дети – здоровые, веселые ребятишки.
Любовно глядя друг на друга, муж и жена говорили о своих милых детках и нежно – нежно пожимали друг другу руки. «Да, - подумала я, - на свете нет чище и больше любви, как любовь мужа и жены».
Молча взял меня Ангел снова за руку и повел дальше. Пройдя немного, мы встретили великолепный дворец. Было уже далеко за полночь. Всюду царил невозмутимый покой. Тихо-тихо двигались по небу серебристые облака – небесные овечки за своим пастухом – ясным месяцем. Кругом ни звука. Все было объято глубоким, глубоким сном. Дворец, к которому мы подошли, был погружен во мрак, и только у одного окна еле заметно пробивался через тяжелые занавески слабый свет. Мы незаметно вошли во дворец, прошли ряд неосвещенных зал и очутились в большой, украшенный чудною живописью комнате. В ней стояла богатая колыбель из розового дерева. В колыбели под шелковым пуховым одеялом спал худенький, бледный ребенок. Он ворочался, тер глазки, часто просыпался – по всему было видно, что он болен. Подле колыбельки на мягком кресле сидела в широком капоте мать ребенка с усталым, больным лицом. За креслом на маленьком столике горела в золотом подсвечнике свеча и стояло несколько склянок с сигнатурками. У матери в руках был молитвенник: она то и дело заглядывала в него и шептала молитвы, не перестовая в то же время тохо-тихо качать колыбель.
- Эта женщина, - сказал мне Ангел, - очень богата. У нее есть и кормилица, и няня, и горничная, и много всякой другой прислуги, но, видишь, она отпустила всех спать, а сама осталась одна со своим ребенком. Не одну ночь она проводит так без сна и отдыха, но, как ей ни трудно, она никому не решается доверить своего ребенка. Порой ее отяжелелые веки начинают смыкаться, но она делает над собой усилие и прогоняет сон. Ни на шаг не отходит она от колыбельки – она хочет слышать каждый вздох, видеть каждое движение своего больного малютки.
Тихо стояла я рядом с Ангелом и долго, долго смотрела на эту мать, так горячо любящую своего ребенка.
Потом Ангел обнял меня и сказал: «Знай, дитя, самая чистая и высокая любовь на земле – МАТЕРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ».
С этими словами Ангел подошел к колыбельке, простер руки и благословил ребенка. Тут мой сон оборвался, и я проснулась.

Из книги: Шестакова С., Загребина Н., (2010), Благодатный Покров.